Дары нефритовой шкатулки - Гришанов Федор Валерьевич "fedor230972" - Страница 1


1
Изменить размер шрифта:

Фёдор Валерьевич Гришанов (Фёдор Гришан)

Дары нефритовой шкатулки

Количество стр. 130

Дата создания произведения: 2017

Город Челябинск

Предисловие

Заранее просим извинения у нашего внимательного, но снисходительного читателя за возможные в этой книге повторения, опечатки и неточности, которые объясняются лихорадочной спешкой, сопутствующей созданию этой книги (впрочем, как и всех остальных наших, честно надо признаться, несколько корявых творений). Но мы надеемся на ваше понимание, неисправимые и редкие с некоторых пор любители русской поэзии.

Мне хочется уйти куда-то,

В глаза кому-то посмотреть,

Уйти из дома без возврата,

И там – там где-то умереть.

Кому-то что-то о поэте

Споют весною соловьи.

Чего-то нет на этом свете,

Что мне сказало бы: «Живи!»

Игорь Северянин, 1928г.

***

Правит бал фарисейство

В сумасшедшей стране.

За злодейством – злодейство

Со щитом, на коне.

Горе самым упрямым,

Тем, кто завтра – правы,

А сегодня – по ямам

Вбиты ниже травы,

Чьё жестокое слово

Досаждает толпе,

Кто с упорством немого

Крест несёт на себе.

Обречённый не плачет:

Бесполезно нытьё.

Кто достоин удачи,

Тот добьётся её.

И не скрюченной жертвой,

А в свой истинный рост

Рухнет славой посмертной

На проклятый погост.

***

Всё кончено. Цветы увяли.

Свеча сгорела. Жизнь прошла.

Расплёвываюсь без печали

С кублом гноящегося зла.

Прощай, сермяжная Россия!

Мусоль очередную ложь.

И подставляй глаза косые

Под острый басурманский нож,

Висящие на шее глыбы

Тяни безропотно и впредь,

Воспрянув с большевистской дыбы,

Сучи для оборотней плеть,

Поклоны бей чужому богу,

Мошенника Йисуса жди,

Пока смывают понемногу

Твой след багровые дожди.

***

Тяжёлый грех

Беспечного поэта:

Мать – лучше всех

...И меньше всех воспета.

Вся жизнь – для нас,

Себе – одни заботы.

И «про запас»

Не прячешь ничего ты.

Завет отца

Всегда с тобой в дороге.

Смахни с лица

Житейские тревоги.

Ведь ты не зря

Семьёй боготворима...

Пришла Заря

К Уралу... из Чулыма.

15.12.1994г.

***

Младенцем шагнув в полосу неудач,

Полвека на ней спотыкаюсь.

Когда-то я был непомерно горяч,

И нынче об этом... не каюсь.

***

Стишки пописывали многие:

И властелины, и убогие.

И всё почти – в моём понятии, –

Никчёмный сор бранчливой братии.

Парнас жидами оккупирован.

Гундосят сверху: «Россы, мира вам!»

Кишат пархатыми хлебаловки.

«Вы с нами, боги... ба–ба–баловки!»

И слово каково – По–э–зи–я!

Как судорога чертобесия,

Напыщенная тягомотина,

А для читателей... блевотина.

***

Птица Феникс в огненных перьях,

В ореоле лучей золочёных

Слёзы льёт как в старинных поверьях

Над могильниками заключённых.

***

За месяц не написано ни строчки:

Как жалок доползающий до точки!

***

Допишу я всё, что хотел:

Огневые, кровавые строки.

А потом умру не у дел,

Как и все на Руси пророки.

Под берёзой сожгут моё

Истомлённое жизнью тело.

На кострище взрастает быльё...

Как же быстро всё пролетело.

***

Намалёванная коряво

Полетела в отрыв предъява.

А измученный магнитофон

Лоботрясил тягучий фон.

***

Немало в России хорошего!

У многих в душе – благодать!

...Но всё это мелкое крошево

Потомкам придётся сожрать.

Пока веселитесь и здравствуйте,

Партийных прохвостов сынки!

На мшистых могильниках празднуйте

Свободу лохматой руки.

Тащите добро государево.

Спешите, ведь это для вас

Вскипает кровавое варево

В сердцах замороченных масс...

Завыла «элита» смердящая,

Предчувствуя гибельный крах.

...Болтается вошь предержащая

В Москве на фонарных столбах.

***

Судьба поэта коротка

Как поздний вздох любви.

За гулкой дробью молотка

Проклятие: Живи!

Зачем летит за веком век

И за тюрьмой – сума?

Вот ты – нормальный человек,

А не сошёл с ума!

***

Я никогда не брал у жизни взяток,

Не лебезил, не славословил троны.

В моей судьбе грядёт восьмой десяток,

А я опять штурмую бастионы.

      07.09.2013г.

***

Не гонись за призрачной удачей.

Всё «твоё» окажется чужим.

Посмотри на жизнь свою иначе...

Взором потускневшим и седым.

***

Когда ты тоскуешь одна у окна

И смотришь на мрачное небо,

Я думаю, кто ты: жена, не жена,

Моя злотокудрая Геба.

Тебя растревожили гон и трезвон

Вокруг золотого кумира? –

Не бойся, надёжной бронёй защищён Аполлон

От дрязг обречённого мира.

Бессмертный родитель твой пьёт пряный мёд

Из уст изузоренной чаши,

Амброзии горстку под счёт выдаёт

В подвал... для любимой мамаши.

***

Ты мечешься как в клетке

и бесишься как зверь,

И ломишься напрасно

в запаянную дверь!

***

Громим барыг,

участвуем в разбоях...

А ножик... вжик,

и нету нас обоих.

***

У жалких ничтожеств светильник угас

На самой последней минуте.

Слепым не услышать божественный глас

В тисках леденеющей сути.

***

Нам всё подаётся на блюде:

Бессмертие и благодать.

Какие стерильные люди

Ложились под нашу кровать!

Какую весёлую драму

Напишут о нашей судьбе

В утеху Омару Хайяму

И вам, городской голытьбе!

Какие лукавые песни

О нас соловьи пропоют.

От зависти только не тресни

Знакомый нам пишущий люд!

Но если когда-нибудь грянет

Жестокое слово «расстрел!»,

То наша строка – не увянет,

А ваша сгниёт не у дел.

Мы – непобедимые Русы,

Готовые ринуться в бой.

А вас оседлали Исусы

И гонят крестом на убой.

***

Когда я стою у закрытых дверей,